Корпоративный шантаж, или, по английски «гринмейл», в классическом понимании представляет собой комплекс различных корпоративных мероприятий, предпринимаемых миноритарным акционером(лицо имеющее небольшое число акций) в целях вынудить общество или главных его акционеров приобрести акции, принадлежащие этому миноритарию, по завышенной цене. Другими словами, «гринмейл» является вариацией высокоинтеллектуального вымогательства, которое осуществляется внешне законными средствами. Гринмейлера крайне трудно привлечь к ответственности. В развитых государствах корпоративный шантаж обычно пресекают на корню, устанавливая крайне высокие налоговые ставки на сомнительные доходы. Так у недружественно настроенного лица отпадает всякое желание и смысл ввязываться в борьбу с фирмами за заведомо низкую прибыль.
Гринмейлером может быть не только сам миноритарный акционер, но и любое лицо профессионально занимающееся корпоративным шантажом. После получения акций миноритарного акционера, по заранее спланированному сценарию гринмейлер начинает свою борьбу с акционерами, которую ведет до тех, пока не получит предложение о продаже своих акций по завышенной цене. В некоторых случаях гринмейлеру достаточно получить доверенность от мелкого акционера, которая обходится недорого.
В целом схема действия гринмейлера, как правило, не отличается особым разнообразием. Типичной схемой считается возбуждение иска в отношении акций крупного владельца, требуя применить в качестве меры обеспечения иска не только арест акций, но и запрет «клиенту» участвовать в работе общих собраний акционеров. После этого собирается общее собрание акционеров, где у нападающей стороны уже значительная часть голосов, избирается новый состав совета директоров и новый генеральный директор, новая администрация быстро распродает активы компании. Первоначальный иск рассыпается, однако имущества уже нет и вернуть его практически невозможно.
Основные направления борьбы с гринмейлером:
1) если гринмейл-акция затягивается, то ее инициаторы обычно теряют к компании интерес, если только ими не были потрачены серьезные деньги на покупку пакета акций;
2) судебные определения могут быть обжалованы и отменены. Любой судебный акт, который используется гринмейлером, поначалу производит эффект бомбы, однако, когда первые страхи остаются позади, становится понятно, что проблема также может быть решена. Например, судебный акт вполне может оказаться поддельным.
Если компания, ставшее объектом нападок гринмейлера, ведет грамотную борьбу с ним, то лишь единственная категория судебных дел способна принести победу шантажисту. Речь идет о делах об обязании предоставить участнику или акционеру копии документов общества. Такие иски суды обычно удовлетворяют не глядя. Ничего болезненного в этом нет. Хозяйственное общество в силу закона обязано обеспечить своим участникам или акционерам доступ к ряду документов. Хотя хорошее знание закона нередко позволяет успешно защищаться и от такого рода исков. Остальные судебные тяжбы, скорее всего, закончатся в пользу компании, если только его интересы представлены профессионалами.
Коррумпированные представители различных органов больше всего не любят адвокатов. Обе стороны понимают, что очередные проверяющие пришли на фирму не только для выполнения своих прямых служебных обязанностей. Иногда задушевная беседа с ними и несколько жалоб в нужные инстанции способны серьезно поменять ситуацию.
Для эффективного противодействия в таком случае следует помнить о правовых средствах, предоставленных ст. 125 УПК РФ. Данная правовая норма позволяет обжаловать действия представителей силовых структур в суде.

Комментарии закрыты